«Жирный тук»

Одним из первых сделал попытку направить исследования о питании растений по правильному руслу корифейЛомоносов русской науки - Михаил Васильевич Ломоносов.

Ломоносов (1711-1765) - первый русский ученый-естествоиспытатель мирового значения; физик, химик, историк, в 1760 году им опубликована первая история российская, просветитель. Он организатор первого университета в России. Пушкин писал о Ломоносове: «Он... сам был первым нашим университетом». Металлург, технолог и художник. Сын крестьянина-помора, ставший академиком. В 17 лет бежал из родного дома и, выдав себя за сына дворянина, поступил в Москве в Славяно-греко-латинскую академию.

Заслуги Ломоносова, основателя русской науки, были оценены ученым миром с большим опозданием. Лишь в самом начале прошлого века благодаря самоотверженным патриотическим трудам химика и историка науки Бориса Николаевича Меншуткина имя Михаила Васильевича стало выходить из небытия. Из современников только математик Леонард Эйлер сознавал истинную цену Ломоносова. Для остальных же он оставался, по словам академика Бориса Алексеевича Введенского, «оригинальным мужиком с похвальной склонностью к просвещению, который писал стихи, по случаю чего и был ради примера сделан генералом». Но великий гений Ломоносова проложил себе дорогу. Сам-то он сознавал свое значение, писал: «Я знак бессмертия себе воздвигнул. Превыше пирамид и крепче меди...»

Его чтят сейчас во всем мире. В 1960 году, когда крутящийся вокруг Луны советский спутник сфотографировал невидимую нам сторону, один из обнаруженных там кратеров был назван именем Ломоносова.

Девять наук - физика, химия, геология, минералогия, география, астрономия, философия, история, филология - спорят, какая из них больше обязана талантам Ломоносова. А ботаника? Отчего-то обычно забывают, что и ей Ломоносов посвятил немало времени, что и тут его мысль далеко опередила современную ему науку. По соседству с домом, где долго жил Ломоносов, на Первой линии Васильевского острова, находился в Петербурге «Аптекарский огород». Пятнадцать лет служил он для ученого местом отдыха и научных наблюдений. У Михаила Васильевича был даже свой ключ от садовой калитки...

Родившийся на Севере, на берегах Двины, где почва бедна, Ломоносов не раз задумывался: как, скажем, ель - такое крупное дерево! - могла так вымахать, питаясь лишь скудной пищей, которую предоставляет ей здешняя тощая земля? Где в ней тот «жирный тук», столь необходимый всякому растению? И вот во времена, когда все поголовно считали, что лист - всего лиш помпа, выкачивающая из растения лишнюю влагу, когда ученые твердили: лучшее питание для растений - чистая вода, Ломоносов дерзко утверждал иное: «Преизобильное ращение тучных дерев, которые на бесплодном песку корень свой утвердили, ясно изъявляет, что жирными листьями жирный тук в себя из воздуха впитывают: ибо из бессочного песку столько смоляной материи в себя получить им невозможно...»

Провозвестники. Они были в науке всегда. Их мало ценят, редко упоминают. Должно быть, потому, что их истинное значение отчетливо осознавали лишь первооткрыватели, идущие по их следам. Мысль о воздушном питании растений еще нельзя было подтвердить экспериментально: ученым во времена Ломоносова не была известна природа различных газов, входящих в состав воздуха. Однако идея фотосинтеза, словно нераскрывшийся бутон диковинного цветка, ждала своего часа. И этот час приближался.