Открытие Пристли

Удивительная все же закономерность: великие открытия, как правило, обычно делались (и, видно, всегда будутПристли делаться) совершенно случайно. Рвение, настойчивость, целеустремленность - все эти похвальные качества, несомненно, способствуют получению выдающихся научных результатов, но никак их не гарантируют. Нужно еще как говорится, «родиться в рубашке», под счастливой звездой.

Грустный факт, но научные изыскания подобны охоте: опытный стрелок, прекрасно знающий лес и повадки зверей, часто после томительного блуждания возвращается с пустыми руками. А случайный прохожий - неожиданно приносит крупную дичь. Нечто подобное произошло и с английским химиком Джозефом Пристли.

Пристли (1733-1804) - сын ткача, в 7 лет лишился матери, воспитывался у богомольной тетки. Слабый, болезненный, заикающийся, он обнаружил неодолимую склонность к наукам: еще в школе изучал философию, логику, математику, языки (знал греческий, латинский, французский, итальянский, немецкий, древнееврейский, арабский, ассирийский, халдейский). Написал научно-популярную книгу «История электричества», изобрел содовую, сельтерскую, воду - тогда ею безуспешно пытались лечить цингу, открыл и 1774 году кислород, упрямо защищал отживавшую свой век теорию флогистона, этого гипотетического начала горючести. Став после окончании духовной академии священником, Пристли одобрял борьбу североамериканских колоний за независимость, приветствовал Великую французскую революцию, выступал против работорговли и религиозного фанатизма всех мастей. Когда пятидесятивосьмилетний Пристли вступил в общество «Друзей французской революции», толпа разъяренных обывателей устроила в его доме погром, ученому пришлось бежать сначала во Францию, затем перебраться в США.

Пристли искал способ очистки воздуха, испорченного горением и дыханием людей или животных. Его мучил такой вопрос: каким образом могло случиться, что атмосфера в течение несметных веков не утратила своей животворной силы? И Пристли пришел к заключению, что на поверхности нашей планеты должен существовать какой-то регулятор, процесс, улучшающий воздух.

Долго искал Пристли, многое перепробовал, пока не сделал удивительное открытие. «Мне посчастливилось, - писал он об этом в 1772 году, - случайно напасть на метод исправления воздуха... открыть по крайней мере один из исправителей, которым Природа пользуется для этой цели. Это растительность. Можно было бы себе представить, что поскольку обычный воздух необходим для жизни как растений, так и животных, но растения и животные действуют на него не одинаково. Признаюсь, что и я так же предполагал, когда поместил пучок мяты в стеклянный кувшин, опрокинутый в сосуд с водой, но когда она продолжала расти там несколько месяцев, я убедился, что этот воздух не тушит свечи и не вредит мыши, которую я туда поместил...»

Официально считается, что так был открыт фотосинтез. Но фактически Пристли лишь доказал, что растения выделяют кислород. Да, по существу, Пристли открыл кислород, с тем, чтобы три года спустя уже сознательно (и официально) совсем в иных опытах открыть его вторично. Но так или иначе в хаосе не оформленных еще представлений о газах начало открытию фотосинтеза было положено.